Как Россия пострадает от британского «шпионского скандала»

14.03.2018 Политика
332
Печать Отправь другу

Источник изображения: TASS

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй вечером 12 марта в своем выступлении в парламенте заявила о «весьма вероятной» причастности России к отравлению бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Мэй уточнила, что яд, который был применен при отравлении, «входит в группу нервно-паралитических веществ и известен как «Новичок».

«Мы знаем, что Россия ранее производила это вещество и до сих пор способна это делать», — отметила премьер-министр Великобритании, ссылаясь на «точную идентификацию этого химического вещества ведущими мировыми экспертами в оборонной, научной и технологической лаборатории в Портон-Дауне». Поэтому, отметила Мэй, либо речь идет о прямом действии российского государства против Великобритании. Либо же российское правительство утратило контроль над потенциально катастрофически опасным нервно-паралитическим веществом и допустила его попадание в чужие руки.

5 марта полиция Солсбери сообщила, что у одного из городских торговых центров от неизвестного вещества пострадали два человека. Позднее выяснилось, что речь идет о бывшем полковнике ГРУ Сергее Скрипале и его дочери Юлии. Оба они в настоящее время находятся в критическом состоянии в госпитале.

В 2004 году Скрипаль был арестован ФСБ и позднее приговорен судом к 13 годам тюрьмы за госизмену. Он был лишен всех званий и наград. В 2010 году Скрипаль был передан США в рамках обмена арестованными по обвинению в шпионаже лицами. После этого экс-полковник ГРУ получил убежище в Великобритании.

Мэй выдвинула России ультиматум: до вечера вторника предоставить подробные объяснения произошедшего. «В среду мы детально рассмотрим ответ со стороны России. Если не будет предоставлено вызывающего доверия ответа, мы заключим, что эти действия являются противозаконным использованием силы со стороны России в отношении Соединенного Королевства. Тогда я вернусь в эту Палату, чтобы определить целый набор мер, которые мы предпримем в ответ», — заявила премьер-министр Великобритании.

Однако Лондон вряд ли может рассчитывать на получение от Москвы «подробных разъяснений» по делу Скрипаля. «Вы там разберитесь у себя, а потом мы с вами будем это обсуждать», — заявил президент России Владимир Путин в понедельник, 12 марта, отвечая на вопрос корреспондента BBC об ответственности России за инцидент с экс-полковником ГРУ (цитата по ТАСС).

Путин в том момент осматривал селекционную теплицу Национального центра зерна и подчеркнул, что приехал в Краснодарский край заниматься вопросами сельского хозяйства.

Таким образом уже завтра, 14 марта, в своем выступлении в парламенте Тереза Мэй может объявить о том наборе мер, которые Лондон примет «в ответ» Москве. О том, чем в реальности могут обернуться эти угрозы для России, рассказали Forbes российские юристы-международники.

Высылка дипломатов

Многие политические лидеры Великобритании, в том числе глава МИД страны Борис Джонсон, уже предложили бойкотировать чемпионат мира по футболу 2018 года в России со стороны британских официальных лиц в случае, если в деле с отравлением Скрипаля подтвердится «кремлевский след». Но первое, что сделает Лондон, вышлет из страны нескольких российских дипломатов.

Так уже было более десяти лет назад, после смерти в декабре 2006 года в Лондоне в результате отравления полонием-210 бывшего подполковника ФСБ Александра Литвиненко. В июле 2007 года Лондон принял решение выслать из Великобритании четырех российских дипломатов в ответ на отказ России выдать бизнесмена Андрея Лугового, подозреваемого британцами в причастности к гибели Литвиненко.

Москва в ответ объявила персонами нон грата четырех сотрудников посольства Великобритании в России.

По мнению доцента кафедры интеграционных процессов МГИМО Александра Тэвдой-Бурмули, и сейчас на первом этапе речь будет также идти о такой традиционной мере, как высылка части российских дипломатов. «Возможно, будет пока знаково выслана пара-тройка дипломатов, причем на взаимной основе», — отметил эксперт.

«Пока единственной действенной реакцией властей Англии на ближайшую перспективу может быть высылка российских дипломатов», — считает преподаватель кафедры международного права МГУ Сергей Гландин.

Удар по олигархам

Каких-либо немедленных жестких ограничений в отношении проживающих в Соединенном Королевстве российских бизнесменов и их имущества, а также введения антироссийских санкций в ближайшее время не последует. «Это не произойдет в одночасье 14 марта 2018 года», — убежден Гландин.

Александр Тэвдой-Бурмули подчеркнул, что в настоящее время у Лондона есть в деле Скрипаля скорее доказательство по прецеденту — после истории с Литвиненко все подобные инциденты сразу сваливают на Москву. Но юридически пока это никак не закреплено, и пока только известен политический вывод, сделанный Мэй. Еще предстоит некий период расследования, в ходе которого британцы попытаются найти максимальное количество доказательств.

Эксперт считает, что и после завершения расследования «российский след» в деле Скрипаля останется полудоказанным. Но уже после завершения этого процесса будет принят основной массив санкций. «Усиление санкций будет явно проходить в несколько этапов», — говорит он.

В связи с процессом выхода Великобритании из ЕС (Brexit) Лондон вряд ли будет сейчас вводить новые серьезные экономические санкции против России, считает партнер «ФБК Право» Александр Ермоленко.

Сергей Гландин напоминает, что формально Великобритания все еще находится в зоне европейской санкционной политики и запускать неповоротливый маховик новых санкций из-за отравления в Солcбери Брюссель вряд ли станет.

Тем не менее Великобритания уже приняла свой аналог американского закона имени Сергея Магнитского. И на его основании Служба по применению финансовых санкций может активизировать работу и включить в британский санкционный список российских должностных лиц, причастных к коррупции или серьезным нарушениям прав человека.

Вполне вероятно составление так называемого «списка Скрипаля» — перечня лиц, которых Великобритания подозревает в причастности к истории с отравлением, считает и Тэвдой-Бурмули. По его словам, проблема со Скрипалем заключается в том, что при их отравлении пострадали британцы. Если бы это было исключительно между Россией и ее бывшими гражданами, то возможно, реакция Лондона была бы иной. Но в данном случае Мэй расценивает случившееся как прямое незаконное силовое воздействие со всеми вытекающими отсюда последствиями для двусторонних отношений.

В отношении лиц, попавших в «список Скрипаля», будут применены меры, которые обычно применяются отдельным государством или группой государств в качестве санкций против граждан тех стран, которые, по мнению государства-применителя, что-то не так сделали, говорит партнер юридической фирмы Herbert Smith Freehills Алексей Панич. Речь идет о замораживании активов и запрете на въезд этих лиц на территорию Великобритании. Замораживание активов подразумевает в том числе блокировку денежных средств, находящихся на счетах в банках, запрет на совершение либо всех, либо определенных сделок с тем лицом, которое подвергнуто санкциям, и запрет на отчуждение и пользование недвижимостью.

«Кроме того, запрет может быть более широким и затрагивать не только это лицо, но и запрещать кому бы то ни было использовать эту недвижимость, чтобы ее владелец не мог извлекать из этого каких-либо экономических выгод», — подчеркнул Панич.

Он отметил, что особых объяснений, почему то или иное лицо подвергнуто санкциям, Лондон вряд ли представит. «Обычно такие меры вводятся со ссылкой на угрозу национальной безопасности и применяются на основании довольно условных доказательств», — заявил эксперт.

Сергей Гландин напомнил, что в Великобритании в настоящее время находится в процессе принятия новый закон о «Санкциях и борьбе с отмыванием денег».

Ужесточение режима финансового надзора и преследование за предполагаемые попытки отмыва средств на территории Великобритании явно будут применяться в отношении довольно большого количества лиц, которых можно обвинить в соучастии в незаконных, с точки зрения Мэй, действиях Путина и кремлевской администрации. В том числе в истории со Скрипалем.

«В первую очередь удар будет наноситься по российскому бизнесу и по российским олигархам, которые в Великобритании имеют немалую собственность», — считает Тэвдой-Бурмули.

Он напомнил, что уже сейчас в Великобритании есть ряд лиц, правда, не россиян, которые подозреваются в незаконных финансовых операциях на территории страны, и им грозит выселение и отчуждение имущества.  

По мнению Александра Ермоленко, Лондон не будет наказывать проживающих в Британии бизнесменов только потому, что они из России. «Чичваркин вряд ли лишится своего винного магазина, а Абрамович — футбольного клуба «Челси», потому что Лондон будет придерживаться правового подхода», — говорит эксперт.

Военный ответ

Отравление экс-сотрудника ГРУ в Лондоне вряд ли подтолкнет Лондон к явной эскалации военного противостояния с Москвой. Использовать случившееся в качестве casus belli (формальный повод для объявления войны) никто не будет, убежден Алексей Панич.

Он пояснил, если для введения санкций бывают не нужны особые основания, а достаточно ссылки на то, что речь идет об угрозе национальной безопасности, то военные меры предпринимаются только в ситуации, когда для этого есть четкое обоснование. В противном случае страна сама может подвергнуться санкциям, в том числе со стороны ООН, за агрессию против другого государства.

По мнению Александра Тэвдой-Бурмули, военный ответ Британии может заключаться в том, что Лондон поддержит усилия НАТО в деле обеспечения безопасности Восточной Европы. Довольно маленький британский военный контингент на ротационной основе уже присутствует в Прибалтике, но теперь история со Скрипалем «добавляет к этому огонька». «С высокой степенью вероятности Эстония и, возможно, Литва и Латвия получат дополнительный контингент сил НАТО, в данном случае британских», — отметил эксперт. 

Автор: forbes.ru
0

Комментариев (0)