Пол Крэг Робертс: Запад толкает президента России к провалу

01.06.2018 Мнения
342
Печать Отправь другу

Источник изображения: TASS

Речь российского президента Владимира Путина на Петербургском международном экономическом форуме показывает, что российская власть находится в ловушке обмана неолиберальной экономической политики. Путин защищал глобализм и свободную торговлю, а также предупреждал о том, что результатом слома глобальной системы будет кризис.

На самом деле, кризис уже является результатом глобализма и неолиберальной экономической политики. Для России неолиберальная экономическая политика означает и экономический, и политический кризис.

Неолиберальная экономическая политика производит внутренний экономический кризис потому, что она переводит занятость из развитых экономик (таких, как США, Соединенное Королевство и страны Европы) в экономики, где зарплаты намного ниже. Это особенно характерно для сфер с высокой производительностью труда, в сферах с высокой добавленной стоимостью — таких, как производство и конкурентоспособные профессиональные навыки, в том числе производство программных продуктов. Неолиберальная экономическая политика, кроме того, служит основой для финансиализации, которая переводит экономические излишки из сферы реальных инвестиций в обслуживание долга. Суммарно эти разрушительные воздействия неолиберальной экономической политики убивают экономмический рост. Вы только посмотрите на то, как не растет в 21-м веке экономика западного мира, где рост ограничен стоимостью финансовых активов в то время, как хорошо оплачиваемые рабочие места исчезают.

Проблема заключается не только в том, что неолиберальная экономическая политика является инструментом финансиализации и полного разрушения населения многих стран ради прибыли олигархов и глобальных корпораций. Более глобальная проблема заключается в том, что вера российских властей в неолиберальные экономические воззрения и в неолиберальную экономическую политику превращает российское государство в импотента, неспособного противостоять давлению со стороны Вашингтона. Россия не в состоянии прекословить Вашингтону и даже Израилю потому, что российская власть верит в то, что экономический успех России будто бы зависит от интегрирования в западную экономическую систему. Для того, чтобы «держать дверь открытой» Россия постоянно благосклонно относится к провокациям, что поощряет на дальнейшие провокации.

Бывают ситуации, когда такое поведение говорит о по-настоящему государственном подходе и когда оно достойно похвалы. Но только не в нынешней ситуации потому, что кризис вышел за пределы экономики. Осторожная дипломатия Путина воспринимается в Вашингтоне как слабость. Неоконсерваторы, контролирующие власть в США, привержены гегемонии США во всем мире. Они и так переполнены спесью и высокомерием. Каждый раз, когда они видят, как Путин отступает, они наполняются уверенностью в том, что еще большим давлением они могут заставить Россию покориться и повиноваться.

Например, уступку Путина перед лицом ракетной атаки Трампа по Сирии, атаки, обоснованной очевидным фальшивым событием, неоконсерваторы рассматривают как отсутствие мужества. Согласие Путина на атаку Вашингтона с точки зрения вашингтонских неоконсерваторов нанесло очень большой ущерб репутации России. То что они увидели, так это согласие Путина на атаку по союзнику, на защиту которого Россия направила свои вооруженные силы. Какой смысл освобождать Сирию от джихадистов, которых поддерживает Америка, если потом Вашингтону и Израилю позволяется атаковать Сирию?

Обычно я объяснял уступки Путина в этой азартной игре тем, что, если бы Россия не стала прибегать к таким силовым мерам, которые могли бы испугать европейцев, то агрессия Вашингтона могла бы расколоть вашингтонскую империю в Европе. Другими словами, Путин ведет себя осторожно, а не опрометчиво. Это достойно восхищения, особенно тогда, когда у Путина имеется супер-оружие, против которого у Запада защиты нет.

Моя обеспокоенность сводится к вопросу о том, что произойдет, если ставка Путина не окупится, а сдержанность Путина сформирует у неоконсерваторов убежденность в том, что Россию можно устрашением принудить к повиновению. Я не думаю, что Россию можно устрашением принудить к повиновению, но неоконсерваторы загонят Россию в угол, когда России придется либо воевать, либо сдаться. Россия будет воевать, и это станет концом для всех нас.

Другими словами, если достойная восхищения стратегия Путина провалится, то неоконсерваторы, которые уже наполнены спесью и надменностью больше, чем Гитлер, когда он послал свой вермахт в поход на Россию, доведут Россию до точки войны.

Поэтому я предложил другую стратегию — Путин должен занять твердую позицию. Например, он мог бы прекратить быть услужливым перед лицом американских и израильских нападений на Сирию. Эти нападения являются незаконными в рамках международного права. По стандартам Нюрнбергского трибунала, созданного в том числе и самими Соединенными Штатами, эти нападения являются деяниями военных преступников. Путин мог бы поставить Сирии системы ПВО С-300, но по просьбе Вашингтона и Израиля Путин не выполнил этот контракт. Для неоконсерваторов это еще один пример отсутствия у Путина мужества. А это неверное толкование поведения Путина поощряет Вашингтон на дальнейшие провокации.

Стратегия твердой позиции несет риск того, что европейцы могут испугаться агрессивности России. И именно так пресститутки в западных СМИ будут это подавать. Однако, эта стратегия несет риск убедить спесивых и надменных неоконсерваторов в том, что Путин — трус. Результат мог бы быть положительным — Вашингтон был бы отодвинут к тем временам, когда США уважали Советский Союз. Для Европы результат мог бы состоять в том, что у Европы сформировалось бы убеждение в том, что угрожает Европе тот конфликт, который инициирует Вашингтон, а вовсе не действия России.

Имеются четкие свидетельства того, что неоконсерваторы рассматривают Россию не более, чем краткосрочное препятствие к достижению Соединенными Штатами мирового господства. Давайте попробуем взвесить некоторые свидетельства дипломатической стратегии Путина. Так, вашингтонскую марионетку французского президента Макрона, который разместил французские войска в оккупированной американцами части Сирии, приветствовали на Петербургском международном экономическом форуме за его миссию по «сохранению России в европейской семье».

Интересно, стремится ли Макрон порвать с Вашингтоном? Или Макрон подыгрывает Путину, укрепляя веру Путина в то, что Европа будто бы порвет с Вашингтоном и будет приветствовать Россию в «общем европейском доме», таким образом, побуждая Путина к дальнейшим уступкам?

Неужели российская власть настолько оторвана от реальности, что согласится на дальнейшие уступки и примет новые запросы, которые служат повестке дня Вашингтона и Израиля, но не России и ее союзников?

Недавнее требование Вашингтона состояло в том, чтобы Путин побудил Иран вывести свои военные контингенты из Сирии. Путин выполнил требуемое, но Иран отказался сделать это на том основании, что, в отличие от США, Франции и вашингтонских джихадистов, Иран находится в Сирии по просьбе Сирии же. Результатом стало то, что Вашингтону и Израилю, совершающим нападения на Сирию, удалось создать напряженность в отношениях между Россией и Ираном

Чтобы не допустить раскола в отношениях с нужным союзником, Путин — вместо того, что сделал он, — мог бы сказать Вашингтону, что Россия и Иран могли бы вывести свои войска после того, как Вашингтон удалит те силы, которые он разместил в Сирии. А вот Вашингтон быстро воспользовался полученным преимуществом и проинформировал Путина о том, что Вашингтон не одобряет исполнение Россией контракта по поставке истребителей и систем С-300 Ирану. Если Путин выполнит и это требование Вашингтона, то Вашингтону и Израилю станет лишь легче атаковать Иран.

Вашингтон вновь в выигрыше. Разногласия между Россией и Ираном делают Иран более уязвимым для военного нападения со стороны США — нападения, которое, по оценкам многих наблюдателей, уже разрабатывается. Если будет дестабилизирован Иран, то станет легче дестабилизировать Россию.

Чего добился Путин, вновь попустительствуя Вашингтону? Еще больших угроз в адрес Сирии со стороны Вашингтона и Израиля. 28 мая Вашингтон проинформировал власти Сирии, что если они предпримут попытки освободить сирийскую территорию — город Даръа — от иностранных захватчиков, оккупирующих этот город при поддержке Вашингтона, то Сирия получит «твердый ответ» со стороны Вашингтона. Израиль проинформировал Сирию, что Сирии не позволено применять свою противовоздушную оборону для защиты своей территории от израильских самолетов, осуществляющих свои операции внутри сирийской территории. Другими словами, Вашингтон и Израиль за его уступки вознаградили Путина тем, что запретили Сирии защищать себя.

Неоконсервативный режим в Вашингтоне уверен, что он закрепил Путина в состоянии постоянного отказа от своих притязаний и что Вашингтон даже будет в состоянии приступить к переговорам о выводе российских вооруженных сил из Сирии. Если это произойдет, то Вашингтон возобновит войну, имеющую своей целью свержение нынешней сирийской власти.

Когда Россию удастся привести в движение, Путин может ждать, что из Вашингтона на Украину поступит приказ напасть на отколовшиеся русские республики, которых Россия оставила в подвешенном состоянии. Украинское нападение может произойти во время Чемпионата мира по футболу, когда российские власти будут сосредоточены на престиже, связанном с приемом в своей стране Чемпионата, а не на внешней политике.

Плюс к этому России следует ожидать организованного Вашингтоном нападения ИГИЛ* на Россию через бывшие советские республики Средней Азии.

Когда Россия будет инкорпорирована в западную экономику, то она будет принята в качестве государства-вассала.

Но пока Россия торжествует, указывая на крупные цифры участников Петербургского экономического форума, включая французского президента. Это должно свидетельствовать о том, что Россия не изолирована и надеется на рост ее престижа от проведения Чемпионата мира по футболу.

Возможно, кто-то внутри российской власти вспомнит, что именно сосредоточенность на Сочинской Олимпиаде преподнесла Украину в руки Вашингтона.

Автор: Пол Крэг Робертс (Paul Craig Roberts), доктор экономических наук, бывший заместитель министра финансов США по экономической политике в администрации Рональда Рейгана. Работал редактором и обозревателем газеты «Уолл-стрит-джорнел», журнала «Businessweek» и информационного агентства «Scripps Howard News Service». В своё время был автором постоянной колонки в газете «The Washington Times». Автор многочисленных книг, посвященных крупнейшим проблемам современности.

Автор: svpressa.ru
0

Комментариев (0)