The Washington Post: американские генералы боятся не успеть в Прибалтику на войну с Россией из-за «неправильных» дорог

26.06.2018 Обзор прессы
186
Печать Отправь другу

Источник изображения: Reuters

Многочисленные логистические проблемы, затрудняющие перемещение американских войск в Европе, могут помешать им вовремя прийти на помощь Прибалтике в случае российской агрессии, пишет The Washington Post. Как подчёркивается в материале издания, американцам мешают лишние бюрократические препоны, плохо развитая дорожная сеть, а также «неправильная» железнодорожная колея.

Американские командиры не на шутку встревожены: если «самая мощная армия в мире» будет вынуждена заступиться за восточноевропейских союзников по НАТО, она «может на пути застрять в автомобильной пробке», пишет глава бюро The Washington Post в Брюсселе Майкл Бёрнбаум. Как поясняет журналист, виной всему — логистические недочёты: «армейские вседорожники Humvee могут завязнуть, плетясь за медленными тягачами по узким дорогам», американские танки рискуют «раздавить ржавеющие мосты, не способные выдержать их вес», а войска подвергаются реальной опасности со стороны «назойливых работников паспортного контроля и упрямых железнодорожных компаний».

Несмотря на то, что во время реальной войны многие барьеры будут ликвидированы, «неясный период, предваряющий военное столкновение», может стать серьёзной проблемой для армии, полагает Бёрнбаум. Как поясняет автор материала, в странах НАТО, граничащих с Россией, размещены лишь минимальные силы альянса, тогда как силам поддержки потребуется преодолеть сотни километров, чтобы добраться до зоны предполагаемого конфликта — и задержки, возникающие из-за «бюрократии, плохого планирования и разваливающейся инфраструктуры», могут «дать России возможность захватить территорию НАТО в Прибалтике, пока американские стратеги ещё заполняют 17 бланков, дабы пересечь Германию и попасть в Польшу».

Такие перспективы уже успели ощутить на себе американские военнослужащие, которым приходится передвигаться между странами Европы для участия в различных учениях, говорится в статье. К примеру, в прошлом году одному из американских батальонов для возвращения своих БТР Stryker из Грузии в Германию по железной дороге пришлось вместо запланированных двух недель потратить четыре месяца — и всё это время военным пришлось сидеть на немецкой территории без машин и оружия, поведал в беседе с Бёрнбаумом командующий батальоном подполковник Адам Лэки. Как уточнил Лэки, батальон выполнил задачу 15 августа, но смог вернуть все БТР на место только к концу декабря.

«Препятствия росли как снежный ком, — пересказывает историю с батальоном сотрудник The Washington Post. — По словам Лэки, венгерским пограничникам не понравилось, как машины Stryker были зафиксированы на грузовых вагонах цепями — а зафиксированы они были в соответствии с румынскими требованиями; в результате пришлось снимать цепи на всех 12 поездах, загруженных транспортёрами. Один инспектор остановил конвой в четверг, потом на остаток недели ушёл в отгул, и вернулся только через несколько дней спустя. А в Германии БТРы не уложились в выделенное для них в загруженной немецкой железнодорожной сети узкое «окно» и были вынуждены ждать в очереди за пригородными и товарными поездами. «Им плевать, что ты из европейских сил армии США. Они же Deutsche Bahn», — рассказывал Лэки».

В итоге бойцам батальона пришлось в Германии заниматься боевой подготовкой без своих машин — а это всё равно, что «заставлять пилотов «Формулы-1» бегать на короткие дистанции из-за того, что их болиды не могут вытащить из прицепа, в котором их везли», иронизирует Бёрнбаум. А когда машины Stryker всё-таки доехали до Германии, в придачу ещё и выяснилось, что из-за безжалостных европейских дождей и снегопадов для приведения БТРов в боеготовность придётся провести в два раз больше ремонтных работ. «Если бы кризис разразился в тот момент, пока солдаты ждали, они бы не были готовы выдвигаться», — отмечает автор. А батальон Лэки теперь участвует в переброске войск НАТО на северо-востоке Польши — но только на этот раз, говорит командир, «мы везде будем своим ходом ездить».

О том, что для «эффективного сдерживания» России необходимо увеличивать скорость перемещения войск в Европе предупреждает и бывший командующий сухопутными силами США в Европе Бен Ходжес, который ещё с момента своего ухода в отставку в декабре прошлого года активно продвигает обсуждение этого вопроса в своём новом качестве эксперта вашингтонского Центра анализа европейской политики, подчёркивается в статье. Ходжесу уже удалось добиться того, что проблемы с мобильностью вооружённых сил будут обсуждаться на очередном саммите НАТО в Брюсселе в следующем месяце.

Между тем, как полагает автор материала, суть вопроса как минимум отчасти заключается в том, что стратеги НАТО после распада СССР решили «забыть прежние схемы» обороны от потенциального наступления Москвы в надежде на то, что с ней теперь удастся сотрудничать — а после включения в альянс в 2004 году территорий, принадлежавших когда-то Советскому Союзу, долгие годы не составляли никаких планов по защите своих новых соратников. «Захват» Россией Крыма в 2014-м было «встряхнул» альянс и заставил его «достать из мусорного ведра схемы времён холодной войны», однако «русоборческие мышцы» Запада к тому времени «атрофировались до такой степени, что их едва удавалось напрягать», и его мобильность в Европе сильно пострадала, пишет Бёрнбаум. «Передвижение — это очень практическая проблема, но она является лишь симптомом проблемы более масштабной, — пояснял в беседе с журналистом генерал-лейтенант в отставке и бывший постпред США в НАТО Даглас Лут. — Нам теперь приходится пересматривать тот образ, с которым мы жили последние 25 лет — образ единой, свободной и мирной Европы. Она не едина, не свободна и в мире она уже не живёт».

Россия действительно обладает рядом естественных преимуществ перед НАТО — хотя бы потому, что её стратеги зачастую лучше знают «мосты, дороги и слабые места новых территорий» альянса, поскольку они раньше были частью СССР, рассуждает автор. Однако главное в том, что у российских сил нет никаких проблем с перемещением собственных войск в своих границах, тогда как в Европе этому препятствуют бесчисленные нормы мирного времени, убеждён он. «Так, например, в Германии грузовые машины, перевозящие танки и другое тяжелое военное оборудование, допускаются на шоссейные дороги по будням только ночью. В Швеции, которая не входит в НАТО, но тесно с ним сотрудничает, предписывается подавать уведомление о въезде в страну военнослужащих и военной техники за три недели. В Прибалтике железные дороги имеет более широкую колею, чем принято на Западе — а это значит, что на польско-литовской границе поезда приходится утомительно разгружать, а потом загружать снова, — перечисляет Бёрнбаум. — Всё это увеличивает сроки масштабных перемещений войск на целые дни».

Как пишет сотрудник The Washington Post, руководство НАТО начало решать проблемы, которые лежат в корне ситуации, совсем недавно. В прошлом году оно активно сотрудничало с Евросоюзом, дабы повысить расходы на инфраструктуру и сократить бюрократические препоны. Ожидается, что на саммите в Брюсселе в следующем месяце — если, конечно, не будет «сюрпризов» от президента США Дональда Трампа, который часто журил остальных членов альянса за нежелание выделять на оборону достаточно серьёзные средства — будет принято решение о создании двух новых военных командований, которые должны будут ускорить транспортировку сил с восточного побережья Штатов до границы между НАТО и Россией, отмечает автор. По мнению Бёрнбаума, благодаря такому шагу возрастёт число служащих, работающих над решением логистических проблем на условиях полной занятости, однако полное их устранение даже в таком случае займёт не один год.

Страны НАТО также скорее всего одобрят на саммите планы по увеличению численности сил альянса, способных при необходимости быстро перебрасываться на восточные рубежи, до 30 тыс. при сроке развёртывания в 30 дней, отмечается в материале. По данным The Washington Post, в настоящий момент НАТО имеет силы быстрого реагирования численностью 5 тыс. военнослужащих со сроком развёртывания в 10  дней, однако западные стратеги «боятся, что этого может не хватить».

По мысли Бёрнбаума, все перечисленные меры вместе позволят значительно укрепить возможности НАТО по сдерживанию России, хотя альянс всё равно не сможет даже близко достичь того уровня военных ресурсов постоянной боеготовности, который существовал в разгар холодной войны. На Западе, впрочем, надеются, что избежать войны удастся исключительно за счёт возможности быстро перебросить войска, «испугом отогнав противника за границу», отмечает журналист.

Как пишет автор, наиболее сложным для обороны участком на всей территории НАТО вероятно является узкая полоска земли, соединяющая Польшу и Литву и зажатая между российской Калининградской областью с одной стороны и союзной Москве Белоруссии — с другой. Эта территория, называемая на Западе «Сувалкским коридором» — по аналогии с Фульдским коридором, который был слабейшей точкой в обороне Западной Германии во времена холодной войны, — представляет собой артерию, соединяющую Прибалтику с остальными членами НАТО; тем не менее, обслуживается эта «артерия» всего лишь одноколейной железной дорогой «с неправильной колеёй» и единственной двухполосной автомагистралью, проходящей по пересечённой местности, сетует Бёрнбаум.

«Сегодня по местным дорогам, некоторые из которых настолько узки, что даже не имеют разметки, с трудом передвигаются камуфлированные БТРы, — описывает он. — На главной дороге на Литву за медленными грузовиками иногда скапливаются длинные колонны машин, а единственная альтернатива — просёлочная дорога, не рассчитанная на интенсивное движение. А неуклюжие трактора белорусского производства порой могут замедлить поток машин и того сильнее». В довершение ко всему, данный участок располагается внутри зоны досягаемости размещённых в Калининграде «сверхсовременных российских ракет ПВО», напоминает сотрудник The Washington Post.

В ходе недавних военных учений в Белом доме, моделирующих войну с Россией в Европе, командиры НАТО не решились отправлять к Сувалкскому коридору авиацию — и Прибалтика была «быстро захвачена» российскими войсками, отмечает Бёрнбаум. «Всем войскам, прибывающим по земле, пришлось бы в таком случае сражаться без огневой поддержки с воздуха — а ведь их вхождение в регион можно было пресечь очень просто: хватило бы и одного-единственного перевёрнутого грузовика на магистрали», — предостерегает автор.

Как утверждается в материале, подобная уязвимость означает, что при скоплении у границы российских войск НАТО придётся быстро развёртывать собственные силы — ведь, согласно недавним исследованиям западных аналитических центров, Россия на сегодняшний день способна захватить Ригу максимум за 60 часов. Подобная «жажда скорости» особенно наглядно просматривается внутри штаба вооружённых сил Литвы, отмечает Бёрнбаум. «В каждом кабинете на шкафах стоят собранные рюкзаки, дабы работники могли немедленно мобилизоваться, если начнётся война, — пишет он. — А на клавиатурах компьютеров нанесены символы кириллицы, чтобы было сподручнее общаться с российскими и белорусскими коллегами».

«Прибалтика может стать местом, где Россия испытает на прочность всё НАТО целиком, — признался в беседе с журналистом сотрудник штаба подполковник Валдас Дамбраускас, отвечающий в литовском минобороны за логистику. — Если падёт она — падёт и всё НАТО».
 

Автор: russian.rt.com
0

Комментариев (0)